Христианская газета церкви "Свет жизни" г. Полтава

Газета 'Христианин'
Рубрики
Наша церковь
Молитва покаяния
Ссылки
Статистика
Баннеры
Асоціація Новомедіа Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»
Система Orphus

КИРИЛЛО-МЕФОДИЕВСКОЕ ОБЩЕСТВО как христианская попытка борьбы за права украинского народа

ПРОБУЖДЕНИЕ «СВЕРХУ» И «СНИЗУ» Середина 19 века была отмечена политическими и национальными движениями по всей Европе. Мир бурлил, не в силах жить по старым принципам. Революции прошли красной волной по европейским странам. На этом фоне движение в Украине носило более духовный, реформационный характер. Можно сказать, что украинское пробуждение шло двумя путями – путем «сверху» и путем «снизу». Путь «сверху» – это путь национальной интеллигенции, путь «золотой элиты», которая обычно является носителем духовных, интеллектуальных и моральных ценностей народа. Путь «снизу» – это пробуждение среди крестьянства на юге и в центре Украины, выразившееся в движении молокан и баптистов. Результатом первого стало вынесение важнейших духовных вопросов на уровень политической и общенациональной жизни, а также перевод Священного Писания на украинский язык. Результатом второго стал широкий охват народных масс словом Евангелия, формирование жизнеспособных евангельских церквей и создание платформы для новых евангельских движений.

ИДЕИ И ИДЕАЛЫ

В начале 1846 года в Киеве было Кирилло-Мефодиевское братство, получившее свое название в честь известных славянских просветителей Кирилла и Мефодия. Ее основателями были учитель из Полтавы Василий Белозерский, служащий канцелярии киевского генерал-губернатора, Николай Гулак и профессор Киевского университета Николай Костомаров. В собраниях братства постоянно участвовали 12 человек, в их числе Тарас Шевченко и Пантелеймон Кулиш. Вот как последний описывает общение и отношения внутри Кирилло-Мефодиевского общества: «Следует знать, что киевская молодежь, про которую идет речь, была глубоко просвещена Святым Писанием, это была молодежь высокой духовной чистоты и апостольство любви к ближнему доходило в ней до энтузиазма. Это были добрые дети своих отцов и матерей, хорошие братья своих братьев и сестер, искренние друзья своих друзей, незлобные противники своих врагов и очень открытые приятели «темного» народа. Нося в сердце рай любви и благодати, они горячо желали разлить эти божественные дары везде, где ступала их нога. Из этого благословенного желания возникла мысль проповедовать среди образованных украинских помещиков освобождение народа из крепостного права путем просвещения, и христианского, и научного. В первую очередь, киевские юноши хотели вдохновить своей любовью лучших людей в помещичьих семьях, связанных с ними высокими интересами науки и поэзии, и вместе с этими людьми просветить новым светом и тех, кто на самом деле «сидели во тьме и тени смертной». Великий это был замысел, хотя при этом, братство, соединенное таким замыслом, было не больше кучки искренних душ, которая не хотела разойтись от Того, Кто не имел, где преклонить голову, поскольку «куда, мол, мы пойдем, если у Него глаголы вечной жизни?». Учителем киевской группки проповедников был именно Он, все они были равны между собою, и только тот был между ними первый, кто был всем слугою».

ВЛИЯНИЕ ТАРАСА ШЕВЧЕНКО НА КИРИЛЛО-МЕФОДИЕВЦЕВ

Тем не менее, нетрудно установить, что наиболее влиятельным в этой группе был старейший летами Тарас Шевченко. Он, уже озаренный славой национального поэта, заражал своих младших товарищей и силой своих чувств, и безоглядным радикализмом своих идей, а библейская структура его мыслей вполне соответствовала «евангельскому христианству» братства. Н.Драгоманов высказывал догадки, что именно киевский кружок «втянул Шевченко еще больше в Святое Писание», но М. Грушевский считал это маловероятным, ведь библейские веяния в поэзии Тараса Григорьевича залегали слишком глубоко, чтобы их можно было отнести к влиянию киевских товарищей. В детские годы скромная церковнослужительница его родного села открыла перед ним поэтическую сокровищницу Священного Писания и поэт, по мнению М.Грушевского, остался под ее влиянием на всю жизнь. Особенно пророки с их острым осуждением современного им общественного строя и царского правления и угрозами жестоких казней соответствовали его протестующему настроению тех лет. Приятель его, Козачковский, у которого Шевченко жил в 1840 году, рассказывал, что тогда тот читал Библию, «выделяя места, которые поражали особым величием мысли». В более поздние годы эти влияния ветхозаветной поэзии проступят в его трудах еще сильнее. Каждый повышенный настрой вызывал в его сознании библейские образы и поэтические обороты. Поэт громит высказываниями пророков современный царский режим. Из библейских книг Царств выбирает материал для его уничтожения; словами Псалтыря учит общество социальной морали и библейскими красками рисует будущее царство правды, которое должно прийти на землю после социальной революции. Вот тут и лежала глубокаяпропасть между Шевченко и молодыми кирилло-мефодиевцами, охарактеризованными Кулишем, которые мечтали реформировать общество и лечить социальные раны проповедью Евангелия, распространением образования и культуры, повышением духовного уровня интеллигенции и крестьянства. Хотя Тарас Григорьевич внес и свой вклад в эти планы изданием украинского букваря, но он был далек от этих оптимистических настроений, глубоко уверенный, что только революционные «ножи обоюдоострые» смогут «распанахать гнилое сердце, выцедить сукровицу и налить живой казацкой той крови чистой, святой».

 

«ЗАКОН БОЖИЙ ИЛИ КНИГА БЫТИЯ УКРАИНСКОГО НАРОДА»

Среди других кирилло-мефодиевцев стоит выделить Николая Костомарова – авторитета общества в вопросах исторических. Именно он стал автором произведения, которое должно было стать главным программным документом братства. Труд этот носил очень символичное название – «Закон Божий или Книга бытия украинского народа». Разное отношение исследователей-историков к этому документу диктовалось во многом их собственным мировоззрением и «социальным заказом» текущего времени. Сейчас официальная наука видит в нем в первую очередь программу Кирилло-Мефодиевского общества, которая (опять же с позиции официальной истории) была направлена на ликвидацию крепостничества и свержение самодержавия с установлением федеративной республиканской формы правления. Подчеркивается также руководящая роль украинского народа в борьбе за национальное и социальное освобождение славянских народов. Трудно сказать, что этого нет в работе. Но было бы совершенно нелепо утверждать, что «Книга бытия украинского народа» преследует сугубо политическую программную цель. Идея истинного Евангелия и настоящего Закона Божия настолько очевидно вырисовывается в произведении Костомарова, что только предвзятый исследователь мог бы совершенно обойти все это вниманием. Книга эта начинается описанием библейской истории: «Бог сотворил мир: небо и землю, и землю населил всяким творением и поставил над всем творением человека и сказал ему плодиться и размножаться, и установил, чтобы род людской разделился на колена и племена, и каждому колену и племени дал край (территорию) для жизни, чтобы каждое колено, каждое племя искало Бога, Который недалеко от человека, и поклонялись бы Ему все люди и веровали бы в Него и любили бы Его, и были бы все счастливы». Насколько видно из книги, у Костомарова и других членов братства было вполне библейское понимание спасения: «Христос-Царь Свою кровь пролил за свободу рода человеческого и оставил навек свою кровь для спасения верующим… Ученики Его, бедные рыбаки, разошлись по миру и проповедовали истину и свободу. И те, кто принимал слово их, становились братьями между собою, все становились свободными кровью Христовой, которую одинаково принимали, и просвещенными светом правды…» Н.Костомаров дает также очень оригинальную трактовку искажения христианства в течении IV-X веков. «Тогда императоры с панами сговорились и сказали друг другу: «Уже нам не искоренить христианство; употребим хитрость, примем его сами, изменим учение Христово так, чтобы нам хорошо было, и обдурим народ». И начали цари принимать христианство и говорить: «Вот видите, можно быть и христианином, и царем одновременно». И паны приняли христианство и говорили: «Смотрите, можно быть и христианином, и паном одновременно». А на то не обратили внимания, что мало того, чтобы только называться, ибо сказано: «Не каждый, говорящий Мне: «Господи! Господи!» – войдет в Царство Небесное, но тот, кто творит волю Отца Моего». Подчеркивает Костомаров в «Книге бытия украинского народа» и особую, исключительную роль украинского народа. Детский, незлобный патриотизм кирилло-мефодиевцев в этой части проступает наиболее отчетливо. «Племя славянское еще до принятия веры не имело ни царей, ни панов, и все были равны, и поклонялись славяне единому Богу Вседержителю, еще Его не зная!.. А когда просветились старшие братья: греки, римляне, немцы, тогда Господь и к славянам послал двух братьев Константина и Мефодия, и Духом Святым покрыл их Господь, и перевели они на славянский язык Священное Писание, и совершать Богослужение учредили на том же языке, которым говорили обычно, а этого не было ни у римлян, ни немцев… И скоро славяне приняли веру Христову так, как ни один народ не принимал…».

ЗДРАВЫЙ ПАТРИОТИЗМ И ДУХОВНОЕ ОБНОВЛЕНИЕ

Читая программный документ Кирилло-Мефодиевского братства, представляешь перед собой людей, любящих Иисуса и свято верящих, что «если Сын освободит, то истинно свободны будете», при этом наполненных здравым патриотизмом и верой в лучшее будущее для своего народа. Как хотелось бы, чтобы это знамя духовной реформации общества подхватило сегодняшнее поколение «золотой элиты»! Членам братства удалось сделать бесконечно мало, но они, во всяком случае, загорелись огнем евангельского преобразования общества и некоторые из них смогли пронести этот огонь до конца своей жизни. Последнее адресуется в первую очередь, третьему великому кирилло-мефодиевцу – Пантелеймону Кулишу. Он записал свое имя навечно в историю украинского евангельского движения в первую очередь тем, что совершил перевод Священного Писания на украинский язык. Начав свой труд в 1860 году в очень трудных условиях, Кулиш не только довел свой труд до конца, но и в соавторстве с И.Пулюем и Нечуй-Левицким осуществил издание такой нужной и важной украинской Библии. Пантелеймон Кулиш верил, что Слово Божье сможет преобразить угнетенную и порабощенную культуру, сможет изменить и возродить нацию. Вот как он выразил свою позицию и свои методы в одном из ранних произведений «Дзвон»: «У дзвона дзвоню я, до церкви скликаю, До церкви Вселенської правди. У щирих душ чистих, високих шукаю Проти гайдамацтва (духовного хаоса) поради. Зберімось, порадьмось, що маем робити З ордою, що нас облягає, Тіснить, не дає нам культурі служити, Руїнної слави жадає. Порадьмося вічем, як правда, свободним. Руїнні гріхи з себе змиймо, І духом незлобним, умом благородним Культурі спасенній служімо”. Для Кулиша программа культурного преобразования общества была неразрывно связана с духовным преобразованием на основании Слова Божьего. Из всех членов братства он, пожалуй, был наиболее последовательным в отстаивании библейских принципов, до самой своей смерти оставаясь таким же радикальным противником извращений, которые существовали тогда в “официальном христианстве”. Одно из последних написанных Пантелеймоном Кулишем стихотворений как нельзя лучше характеризует его духовную позицию, которую он провозглашает со свойственной ему бескомпромисностью: “О, Спасе, мучений спасенниками злими! Покинь їм всі Твої храми і всі каплиці З жертвами пишними, наданнями царськими І навіть з лептою смиренної вдовиці. Вселися в храм новий, в храм духа животворний, Що обіцяв Єси создати на руїні: Нехай пощезне в нас жидівсь- кий торг тлетворний І віра праведна засяє на Вкраїні!». Увы, это прекрасное «пробуждение сверху» было задушено в самом начале. Но огонь, зажженный кирилло-мефодиевцами, вдохновлял еще очень многих. Его и сейчас можно ощутить, вчитываясь в некоторые стихи Шевченко, листая «Книгу Бытия украинского народа» или восхищаясь прекрасным переводом Библии Пантелеймона Кулиша. Труд их, конечно, не был тщетен перед Господом, но историей судилось, что не «пробуждение сверху», а именно «пробуждение снизу» оказало наиболее сильное влияние на духовную обстановку на Украине в девятнадцатом веке

 

доктор служения Александр Шульга

Copyright © «LOL.Poltava.ua» - 2008